Ленин

21 января-День памяти В.И.Ленина



Вспомним добрыми словами великого Человека, который за короткий изменил историю человечества и дал нам возможность стать людьми.

"Он земной -
но не из тех,
кто глазом
упирается
в свое корыто.

Землю
всю
охватывая разом,
видел
то,
что временем закрыто".

В.В.Маяковский

символ жизни

С наступившим!

Спасибо большое всем за поздравления с Новым годом и с днем рождения ) Желаю всем побольше самого доброго и светлого в этом году!

Арест генерала Кизлыка. Силовики, власть и деньги. (часть 5)

… Я же обещал про деньги Захарченко еще. Это как раз в контексте.  Миллиардами полковник МВД взятки брал! Если вы пойдете служить в какие-нибудь силовые структуры на должности с возможностями брать взятки – так не делайте. Не просите взятку в миллиард или даже в миллион. Не дадут. Тот, кто может давать такие деньги, уже давно назначил вашего министра. Купил ему должность.  И еще вам давать он не станет.  Тем более, не стоит вымогать серьезные деньги. На бутылку водки можете попросить – дадут.
        У некоторых людей удивительное мышление. Смотрят, как по телевизору в криминальной хронике показывают, например, следователя, который за прекращение уголовного дела просил три миллиона рупий, и этого следователя на взятке задержали.
      О! Во как следователи зарабатывают! Им по три миллиона взятки дают! Хочу быть следователем! Возьмите меня в следователи!
     С таким мышлением человек устраивается в СК и его через непродолжительное время задерживают на получении взятки в три миллиона. Он глядя, в телевизор, не смог понять, что тот следователь, который просил три миллиона, получил не взятку, а наручники на запястье.
      Печально, что людей с таким мышлением все больше и больше становится в правоохранительных органах. Телевизионная реклама работает. Вы уж, уважаемые, если решитесь просить взятку когда-нибудь, то берите что дадут, а не свои суммы называйте, как это кинодетективах показывают.  Да не в ресторанах деньги берите и переговоры ведите. Только на нудистском пляже, чтобы ваш «спонсор» туда пришел в чем мать родила, без всяких средств, фиксирующих событие совершаемого вами преступления…
    Конечно, Захарченко служил в Москве, а Москва город большой и богатый, и богатых людей в ней много, но богатые люди, как правило, деньги считать умеют и переплачивать не любят.  Тем более, что служил Захарченко в УСБ, а у этой структуры весьма ограниченные возможности по крышеванию бизнеса. Крышевать коррумпированных сотрудников МВД Захарченко мог, мог вместе с ними крышевать какой-нибудь криминальный бизнес, но там суммы не таких порядков. Миллиардов точно нет.
      Кроме того, уже давно Захарченки на более-менее значимые должности назначаются, фактически, самими бизнес-структурами, от которых получают «прибавку» к жалованью. И не дай бог он полезет с рубероидом к другим, непричастным к его назначению…  «Работодатель» обидится.
       При любых раскладах полковник даже в Москве взятками не мог набрать несколько миллиардов. Есть еще версия, что это их, ментовский, общак. Здесь я уже не знаю, в каком месте смеяться.  Может они еще из этого общака покупали чай для чифира, сидящим на зонах ментам?
  Вообще, разгадка «накоплений» полковника Захарченко проще, чем поиск ответа на загадку «Два кольца, два конца – посередине гвоздик».
      У нас же почти закончена монополизация банковской сферы. Набиуллина, став главой ЦБ, чуть не каждый день закрывала по банку, лишая всякую пузатую мелочь лицензий.  Понятно, что таким, как Дерипаска, Костин и Потанин, это ничем не грозило. Они сами монополисты, да еще и банковские. Но закрылись кучи мелких банков, в которых хранились не совсем чисто отстиранные купюры.  Костину в ВТБ ты же не понесешь  укрытую от налогов наличку с какого-нибудь рынка Садовод? Костину это неинтересно.  Его банк тебя сразу сдаст налоговой. Да сама налоговая принадлежит с потрохами компании Костиных. И весь бюджет государства является собственностью этих Костиных. А ты прячешь от этого бюджета своё левое бабло?
      И куда несчастным теневым коммерсантам нести на хранение честно утаенные от государства купюры? Домой? А если ограбят? Напишешь в заявлении в полицию, что у тебя вынесли миллиард? Сможешь ответить на вопрос, откуда он у тебя?
     Так после ликвидации мелких банков, в которых хранились подозрительные, невидимые оку государства деньги, обязательно должны были появиться подпольные банки. Они и появились. Лучшая крыша для этих банков – собственная безопасность силовых органов. Уж в квартиру, принадлежащую начальнику УСБ, зайти очень сложно. Более того, наличием у тех же полицейских квартир УСБ интересуется, это обязанность УСБ выявлять квартиры у сотрудников полиции и сопоставлять их стоимость с размерами официальных доходов. А начальник УСБ может иметь их хоть десять, некому проверять законность их приобретения. Он сам эту законность проверяет.
     Удобнейшее место для подпольного банка.  И воры могут подломить квартиру коммерсанта. Только они не дураки ломать фомкой дверь хаты полковника милиции. Тем более, что в этой квартире еще могут лежать деньги авторитетных коммерсантов, на телах которых есть очень оригинальные тату.
       Ну и самому Захарченко выплачивалось жалованье подпольного банкира. Довольно неплохое. Поэтому он и молчит, как рыба. Рот откроет, убьют сразу.
     Да еще эти деньги нужно же вывозить за границу, в самой России их потратить почти невозможно. Объяснять почему, думаю, не стоит. И вывозить налом. Но тогда их нужно, если по закону, декларировать на таможне. Т.е., засвечивать.
    Понятно, что как-то с таможенниками договариваются и прут  валюту чемоданами. Но бывают форс-мажоры. И тогда зовут на помощь кизлыков…

Черновые отрывки из книги о Большом терроре. ч.4

   Как-то, в самом начале нулевых, я Приморскому транспортному прокурору привез проект рапорта об обнаружении признаков преступления   с прилагаемыми к нему несекретными материалами, полученными в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий. Знакомы мы с прокурором были давно и друг другу вполне доверяли, поэтому я старался возбуждение всех более-менее значимых уголовных дел предварительно согласовывать с ним еще до регистрации рапорта об обнаружении признаков преступления в КУСП (книга учета сообщений о преступлениях) и передаче материалов дознавателю.
   Дело обещало быть интересным и резонансным, прокурор заинтересовался. Начали обсуждать возможный ход расследования: где и у кого  проводить обыски, кого допрашивать в какую очередь, как будет вести себя защита, что ждать от подозреваемых и т.п.. Как обычно бывает в таких случаях, прокурор поинтересовался агентурным обеспечением всей этой катавасии и захотел ознакомиться с материалами оперативной разработки. Да нет проблем! Привез ему свои материалы. Человек опытный, он сразу понял, что у меня имеются внедренные в преступную группировку агенты. Это было видно из агентурной информации. Она, естественно, в тех оперативных материалах, с которыми мог ознакомиться прокурор, была обезличена. Но степень подробности информации от агентуры вполне позволяла это предполагать. У прокурора загорелись глаза:
- А давай мы твоих агентов потом допросим по делу, как свидетелей?
- Долго думал?
- А что?! Что нам мешает?
- Да я не привык своими агентами разбрасываться. Пригодятся еще. Это – во-первых. Кроме того, они же не вещи, а люди. И не дай бог, с ними что-то случится, мне начальство башку открутит. А если убьют? Мне тогда останется только из своего табельного застрелиться…
  На самом деле, закон не ставит никаких ограничений насчет допроса агентов правоохранительных органов в качестве свидетелей. Они такие же граждане с такими же правами и обязанностями, как и остальные. Разве что, находятся под особой защитой тех сотрудников и тех органов, на которые работают. А так – как все граждане. В конце концов, как свидетели выступают и сами сотрудники правоохранительных органов. Свидетель – не понятой. Разный статус. Но вы же сами должны отлично знать, первое, что делают подозреваемые, ставшие подследственными, начинают выяснять – кто же их сдал. Поэтому оперативники делают всё максимально возможное, чтобы от агентуры отвести подозрения. Проводятся целые комбинации для этого. А тут тебе предлагают самому своего источника выставить свидетелем…  Хотя, изредка комбинация по прикрытию агента подразумевает и его допрос – чтобы не выделять его из числа всех прочих свидетелей.  И, разумеется, что следователь, ведущий расследование по уголовному делу, никогда не узнает, что он допрашивал агента. Да следователи и не знают агентуру оперативников, у них элементарно нет таких прав – знать агентуру. К агентурной работе следователи никакого отношения не имеют.
  По уголовному делу следователь может и сто агентов допросить, но он никогда не будет знать о том, что они являются оперативными источниками.
   Это мне вспомнилось, когда я в первый раз натолкнулся на известную записку министра МГБ Игнатьева Сталину об Особом совещании. Настолько известную, что даже в Википедии она выложена. Как в документах о реабилитации дедушки Дениса Карагодина чудесным образом совпали исходящие номера, так и в той записке чудесным образом оказалась откровенейшая чепуха прямо с первого абзаца, а когда я ее дочитал до:
« Допрос агентуры в качестве свидетелей превратился из крайнего средства в обычное явление…» - стало ясно, что никакой министр МГБ это не писал. Точнее, кто-то подменил реальное письмо Игнатьева на эту фальшивку. И этот «кто-то» - наподобие Ю.И.Мухина, который будучи обвиняемым по уголовному делу, связанному с деятельностью его организации «ЗОВ», писал на своем сайте, что один из свидетелей являлся агентом ФСБ. Это сочинение как раз в стиле того, что нам в своих страшилках представляет «Мемориал».
    Осталось только показать нам следственные дела, рассмотренные ОСО, в которых есть такие протоколы допроса : «Я, агент МГБ, Сидоров свидетельствую…».
   Ни один следователь МГБ элементарно не мог знать, что кто-то из свидетелей по делу является агентом. Комиссия ОСО при МГБ элементарно не могла видеть из материалов следственных дел, кто из свидетелей состоит на связи у оперативников.  Я даже не касаюсь того, что оперативники МГБ вдруг обезумели и начали массово «палить» свою агентуру, выставляя их перед следствием.
  Это всё чушь собачья. Это в письме Игнатьева оказалось из фольклора околокриминальной или диссидентской среды, которая давно обвиняла органы в том, что они фальсифицируют свидетельские показания, выставляя в качестве свидетелей агентуру. Фишка именно в том, что органы как раз крайне не любят этого делать.
Ну и самое начало письма: «Постановлением ЦИК и СНК СССР от 5 ноября 1934 года Особому Совещанию при Народном Комиссаре внутренних дел СССР было предоставлено право рассматривать все дела о лицах, признаваемых общественно опасными, и применять к ним меры наказания не свыше 5 лет лишения свободы.
В 1937 году Особое Совещание при НКВД СССР начало применять по рассматриваемым делам меры наказания до 8 лет лишения свободы».
  Прекрасно, правда? Если в 1935 году Постановлением ЦИК и СНК Особому совещанию дали права до 5 лет, то чем ему дали «восьмерку»? Постановлением Политбюро? Лень было оформить это постановление в виде закона? У нас будут еще случаи, когда вдруг вместо законодательного акта в СССР начинают принимать силу закона решения Политбюро.
   Интересно, сколько «жертв режима», осужденных судами на срок до 8 лет заключения, реабилитанты успели реабилитировать, как осужденных Особым совещанием? Ведь так же проще, можно из дела повыдергивать почти все листы, чтобы не париться с рассмотрением, написать заключение, что в деле всего пара «доносов» и его прекратить за отсутствием состава. Да и – зверство! Без суда! «Тройка» ОСО приговорила! Сатрапы! Невинного!
  Одного такого я нашел – Сергей Павлович Королев…